- Ну, что ты кричишь, - кот потянулся и медленным, ленивым прыжком оказался на столе, и уселся на край, свесив хвост, как бахрому. Сидеть на столе ему в общем-то не позволялось, и он сам понимал, что подобная выходка в другой раз закончилась бы самой банальной кошачьей командой «Брысь». Но сейчас он решил понахальничать. Раз уж его кошачье величество оторвали от утреннего ритуала вылизывания задней лапы, то, наверное, произошло нечто необыкновенное.

     -Ну, что тут у тебя? – кот огляделся, нет ли на столе кувшинчика со сливками.

     -Что, завтрак отменяется? Да, что случилось-то?

     -Смотри! – Челичента взмахнула перед кошачьим носом картой. – Видишь?

     -Да на что смотреть-то? Ну карта, ну Луна и что?

     -Понимаешь, - Челичента задумчиво повертела в руках карту, - я не знаю откуда она здесь взялась. Все карты лежат на месте, я их еще утром не доставала.

     Челичентина привычка каждый день за утренним кофе доставать для себя «карту дня» и потом весь день наблюдать, какая из ипостасей карты или ее энергий реализуется в течение дня, были отлично известны Томашу. Он тихонько посмеивался над хозяйкиным ритуалом, но считал его весьма полезным для нее (хоть карты все выучит!) и все-таки довольно безобидным для себя. Уж по крайней мере лучше, чем утреннее проветривание его подстилки и выбрасывание из Пещеры его кошачьих богатств, которые он притаскивал по ночам домой и старательно прятал под дальний угол старого клетчатого пледа, служившего ему подстилкой.

     - Как ты думаешь, что бы это значило? – спросила Ведьма с недоумением.

     -Ну, слава всем Магическим Жезлам, - недовольно муркнул кот. Причем было вовсе неясно, чем он больше всего недоволен, непонятливостью своей хозяйки или отсутствием на столе сливок. – А я-то думал, что-то серьезное стряслось… Ну сегодня у тебя на день выпала карта Луны – это же так просто. Колода сама решила тебе напомнить, чтобы ты не забыла, что сегодня полнолуние, да не просто полнолуние, а еще и лунное затмение. Ты, что, вчера на небо не смотрела? Луну не видела? И вообще, сколдуй уже пожалуйста мне завтрак. Ведь, если ты помнишь, одно из значений карты Луна – вкусная домашняя еда в уютной обстановке и правильная диета. А еще и ресторан, таверна или просто какая-то забегаловка, где кормят вкусно. Так что, мы сегодня дома завтракаем или идем в поселок в таверну у пристани?

     Кот лукавил. Он прекрасно знал нелюбовь своей хозяйки ко всем подобного рода заведениям, а также и то, что сегодня утром Ведьма точно останется дома делать талисманы для своей приятельницы Люсинды. Их разговор он подслушал еще вчера и теперь смотрел на Челиченту хитрыми зеленущими глазами и ухмылялся в усы.

Люсинда все время ссорилась со своим сыном, а ведь всем известно, что именно на полнолуние хорошо делать талисманы на улучшение отношений в семье между родителями и детьми, а еще на улучшение материального состояния, охранные талисманы и прочие разные магические ритуалы для привлечения в свою жизнь успеха. Правда, есть правило среди «белых» магов – ничего не делать в дни затмений, ибо это время «черной» магии, а лучше устроить себе в этот день выходной или праздник. Но… каждый Маг решает это для себя сам.

     -Ах, ты обжора! Или подлиза? – Ведьма погладила своего любимца и положила руку на стол ладонью вниз.

     – Что на завтрак? Ну, сливки, понятно. А еще? Печеночки хочешь?

     -Ты же знаешь, что я не ем печенку, - фыркнул кот. – Хочу оливки и сыр. Вот. Ты бы мне еще морковку предложила…

Оливки, а в особенности жидкость в которой они хранились, были любимым лакомством кота. А сыр он любил еще с тех давних времен, когда был маленьким котенком и ходил в гости к полевым мышам на гору к Дому для гостей. Челичента расхохоталась. Под ее рукой сначала возникла небольшая вазочка с оливками, которую она поставила перед котом, а потом и тарелочка с тонко нарезанными ломтиками пармезана и другого сыра с крупными дырками - сыра «мечта мышей», название которого постоянно вылетало у Ведьмы из головы.

     -А сливки? – кот внимательно смотрел на руку Челиченты. – Ты что, забыла?

     -Да, нет. Просто сливки и дома есть. Сейчас принесу. И карты заодно. Вдруг в колоде все карты на месте?

     -Знаешь, вообще то, когда выпадает карта Луны, - обернулась к коту Челичента, - надо задать себе (или тому, кому гадаешь) вопрос: где вы сбиты с толку или себя обманываете? Или: вы чувствуете, что направляетесь в неизвестность? Кем или чем вы увлеклись так сильно, что уходите прочь от реальности? А может быть, надо кого-то простить? И самый главный вопрос: все ли так, как выглядит на первый взгляд? А вообще-то это карта психологии и биоэнергетики. Ну и, заодно, специалистов в этой области обозначает. А еще, это одна из карт психоэнергетического воздействия на человека. А вот на пользу это воздействие ему или во вред, зависит от того прямая она или перевернутая. Так-то вот.

     Челичента встала и пошла к Пещере. Конечно, можно было бы и не вставать, а просто опять немножко воспользоваться «кухонной магией», но ей хотелось пройтись и собраться с мыслями. Полнолуние, несомненно, особенный день, но оно бывает каждый месяц, и каждый месяц можно разглядеть на ней смешного «лунного зайца», а вот затмение… Лунное затмение штука довольно редкая, особенно такое, которое можно увидеть своими глазами. Вдруг ей сегодня повезет и она увидит из своей Круглой Бухты, как «лунные мыши съели кусочек сыра-Луны».

     -Кар-р-р-р!

Над входом в Пещеру сидел ворон Райв и, склонив голову на бок, насмешливо поглядывал на Челиченту. Она озадаченно остановилась и подняла голову. Райв довольно редко слетал со своей любимой ветки на Старом Дереве. -Если вы, юная леди, пригласите к завтраку и меня, - каркнул ворон, - то я, пожалуй, расскажу вам про затмения. И про то, что на самом деле изображено на карте, которую вы до сих пор не выпустили из своей прекрасной ручки. Или для вашей ветреной головки это лишние знания? – в словах ворона сквозило легкое ехидство.

     -Пожалуйста, Райвен, я с удовольствием приглашаю тебя завтракать, - Челичента улыбнулась ворону, - у меня есть для тебя свежая копченая мышь. Будешь?

Она нарочно назвала ворона его полным именем, чтобы он вдруг не передумал и не улетел обратно к себе на ветку. Обычно она старалась не задавать ворону вопросов по пустякам. Ведь именно он когда-то, отвечая на ее очередное любопытничанье, предупредил: «А вот теперь, юная леди, вам придется пользоваться этим знанием. И отвечать за него! И попробуйте только увильнуть». Но сейчас Райв сам хотел о чем-то рассказать и этот случай упускать не следовало.

     -Все-таки вы еще очень юная и очень глупенькая Ведьма, леди, - ворон взмахнул крыльями и опустился на плечо Челиченты. – Вы все еще думаете, что я ем мышей или что-то подобное? Ерунда! Это, все ваша Бабушка вам про меня небылиц понарассказывала. А вы и верите до сих пор.

Он склонился к ее уху.

     -Пусть сегодня на завтрак будет изюм в шоколаде и имбирное печенье. И еще немного горячего шоколада. Вас не затруднит? Я, вообще-то, сладкоежка, - добавил он, слегка смущаясь.

     -Конечно, конечно, с удовольствием. Сейчас, вот только возьму сливки коту, да и карты захвачу, - Челичента проводила взглядом ворона, который плавно спланировал с ее плеча на край стола и тихонечко вздохнула.

     -Что-то все сегодня норовят влезть с лапами на стол… Сначала Томаш, а теперь вот и Райв тоже разгуливает по скатерти, как по ветке и уже что-то говорит коту, который, похоже, удивлен сверх меры появлением на столе ворона. Ну, видно день такой странный… Что ж… Пусть идет, как идет… Как это там был вопрос: Все ли так, как выглядит на первый взгляд? Ну-ну…

 

Спустя несколько минут она уже возвратилась к столу с подносом, на котором стоял кувшинчик сливок, блюдечко и завтрак для ворона. Все-таки «кухонная магия» - великая вещь! Рядом лежал мешочек с картами. Она налила сливок в блюдце и поставила тарелку с изюмом и печеньем перед вороном.

      -Приятного аппетита всем! - Она пододвинула чашку с шоколадом Райву и, наконец, села сама. - Я слушаю, сказала она, отхлебнув свой уже порядком остывший кофе…

     -Так вот… - Райв щелкнул клювом, проглатывая первую изюмину, - дело в том, что карта Луны, которая сегодня с утра наделала столько шума, в колоде карт стоит под номером восемнадцать совершенно не случайно. Число восемнадцать само по себе символизирует затмения, поскольку, как известно, - тут ворон склонил голову набок, как бы прислушиваясь к чему-то внутри себя, - цикл лунных и солнечных затмений, их последовательность, повторяется каждые восемнадцать лет.

     -Но это - еще не все! На карте Луны, - ну-ка положите ее перед собой, юная леди, и посмотрите повнимательнее, - Луна заслоняет Солнце. Это, так называемое, солнечное затмение и бывает оно тогда, когда Луна становится на одну линию между Землей и Солнцем, и тогда Земля попадает в тень, отбрасываемую Луной. А вот когда наоборот, Земля встает на одну линию между Солнцем и Луной, закрывая от нее солнечный свет (вы же помните, юная леди, что Луна светит отраженным светом Солнца), и теперь уже Луна попадает в тень Земли, то получается затмение лунное. В древние времена эти природные явления считались недобрыми предзнаменованиями и вселяли в людей страх, ужас и ощущение их собственной беспомощности.

     -Ну да, конечно! Ведь самое простое толкование этой карты – страхи, которые скрыты в подсознании человека, - кивнула Челичента, - и еще иллюзии (из-за отраженного света, наверное), вредные или полезные - в зависимости от того, прямая выпала карта или перевернутая. Ведь и кино - это тоже иллюзия, но иногда очень даже занятная…

     -Слово «страх» и слово «сторож» очень похожи друг на друга, хотя и не однокоренные, - продолжал Райв. – Страхи ведь и даны людям для того, чтобы быть сторожем и предостерегать от чего-либо для них же опасного. Только глупцы не ведают страха и не «знают края».

     -Посмотрите-ка на карту, юная леди. На ней изображен брод – самое опасное место на реке. Путь по нему труден и небезопасен. Хотя это и шанс перейти эту реку. "Бойся оступиться и будь внимателен!" - вот совет этой карты. Иначе Рак схватит и утащит тебя на дно. А из его цепкой клешни ох как трудно выбраться.

     -Когда в раскладе выпадает Луна, всегда нужно понять смысл своих страхов и тот совет, который они нам дают, - подтвердила Ведьма.

     – Правда все считают, что страх плохой советчик, зато…. -…очень часто он оказывается отличным указателем пути, - подтвердил ворон, – и задачка-то здесь, не сидеть на месте дрожа от страха, а назвав страх по имени, спросить: от чего он пришел нас предостеречь и через какой порог перевести. Взгляните на карту, милая леди: от брода на реке извилистая тропа ведет к двум серым башням. Если вы помните, моя юная леди, они уже были на карте Смерти, только далеко-далеко, как символ наивысшего блага, которого может достичь человек. Путь по этой тропе ничуть не менее труден и опасен, чем путь вброд по реке. Охраняют его Собака и Волк. Собака вам, леди, тоже знакома. Она прибежала сюда с карты Шута, где была символом безопасных, помогающих человеку в жизни инстинктов. А вот Волк – инстинкты опасные и угрожающие, поддавшись которым можно так и остаться навсегда в безвыходном лабиринте под Луной.

     -Еще бы… Ведь иллюзии, которые придумывает себе человек, иногда много ярче и привлекательнее, чем та реальность в которой он живет. И тогда, он все чаще и чаще убегает в свой придуманный мир, а иногда и в мир магии и прочей эзотерики (ох, не люблю я это слово), предпочитая его серенькой реальности, считая ее скучной и враждебной, - вздохнула Челичента. – Но, дело-то ведь в том, что уж если человек выбрал родиться здесь, в этом мире и в этой реальности, то и дела у него здесь – земные и реальные. И не получится у него подменять один мир другим. Пространство все равно сложит ему все ситуации таким образом, что придется выполнять то, зачем он сюда пришел.

     -Магов, ведьм и прочих волшебников – тоже касается, - мяукнул, оторвавшийся от своих сливок кот. Он давно уже сжевал все оливки и теперь готов был принять участие в разговоре.

     -И вообще, ходят слухи, что этот самый Волк, - тут кошачья лапа царапнула карту, - не кто иной, как Цербер, который у древних греков Подземное царство сторожил. И никого оттуда не выпускал. Вот и получается, что на карте Луны выход из Подземного царства показан. А Башни – ворота, сквозь, которые пройти надо. То последнее испытание или тот порог, который переступить необходимо, чтобы на ясном Солнышке, в следующей карте оказаться.

     Кот, довольный собой, облизнулся.

     -Ну, если уж ты такой мудрец, - усмехнулся ворон, - то, может быть, ты знаешь, что порог этот - порог страха, к которому каждый раз подходит человек, когда берется за новое для него дело или отправляется в неизвестность. И страх этот весьма легко может превратиться в панику. Чтобы этого не произошло – страх надо проговорить, назвать по имени, не убегая от него и не закрывая на него глаза постараться четко определить: зачем он мне и от чего предостерегает меня? Как использовать его себе любимому во благо?

     Кот прищурившись посмотрел на Райва и начал умываться.

     -Ты, конечно, очень мудрая и древняя птица, - говорил он всем своим видом, - но честное кошачье, лучше бы ты сидел на своем Старом Дереве и не морочил бы с утра моей хозяйке голову всякой философией и психологией.

     -Знаешь, Райвен, - покачала головой Челичента, - это все очень правильно, но ведь Луна еще очень женская карта. И обозначает она женское начало, а иногда и наступившую беременность. И еще мечты, которые превращаются в планы, и надомную работу и способность легко адаптироваться в новых условиях. Ах, да, - Ведьма наморщила лоб, припоминая, - у Бабушки в тетрадке было записано, что карта Луны, выпавшая человеку, говорит о его способностях к медицине, целительству и психотерапии. И еще, что этот человек – большой фантазер и умеет читать и думать «картинками», то есть все-все-все визуализирует.

     -И еще это карта сказочников, - добавил ворон, - или всех, кто создает для людей положительные иллюзии.

     -Ну а в перевернутом виде – это уже карта вредных иллюзий и убегания в разнообразные виртуальные миры, и потеря или очень слабый контакт с реальностью, - продолжила Челичента. - Хотя в некоторых случаях, правда очень редко, она означает не иллюзии, а наоборот, полное их отсутствие.

     -А знаете, дорогие мои Райв и Томаш, что эта карта означает сегодня для вас? Вы же сидите напротив меня и для вас она пе-ре-вер-ну-та! И это, - тут Ведьма расхохоталась и вытерла салфеткой клюв ворона, выпачканный шоколадом, - означает… ну совсем неправильную диету. По-моему вы сегодня утром нарушили все кошачье-воронячьи диеты. Смотрите, как бы не пришлось мне звать Доктора Мура с его снадобьями и лечебными сказками, чтобы лечить ваши животы.

     -Вот так всегда, - кот и ворон обиженно надулись. – Ей дело говоришь, а она ехидничает. Спасибо еще язык не показала. Девчонка!

     Райв склюнул последний кусочек имбирного печенья, который сиротливо лежал на тарелке и, взмахнув крыльями взлетел на самую нижнюю ветку Старого Дерева.

     -Карта Луны – это еще и одна из карт времени, если вы конечно это помните, юная леди, - сердито каркнул он. И означает она срок в один месяц! А уж если для меня она была перевернута, хотя здесь я бы мог и поспорить: карта-то для вас выпала, моя милая насмешница, то это значит, что…, - тут ворон на всякий случай перелетел на ветку повыше, -… что в этом месяце мне доктор не понадобится!

     -Ага, испугался! – Ведьма показала ворону язык. Конечно, с ее стороны это была недопустимая вольность, но это была маленькая месть за хождение ворона по столу. Уж больно не любила она, чтобы по скатерти, где она всегда раскладывает карты, ходили лапами.

     -Вовсе нет! – ворон склонил голову и внимательно взглянул на Челиченту. – Ваше домашнее задание, юная леди. Чтобы вам скучно не было и некогда было смеяться над старыми мудрыми птицами. Извольте до вечера разобраться, какие из карт Младших Арканов вашей любимой колоды так или иначе связаны с картой Луны. И не забудьте выругать этого полосатого обжору Томаша. Он тоже сидел на вашем обожаемом столе. И ходил по нему лапами. Правда есть такое древнее поверье, что если кот пройдет по разложенным картам, то значит, гадание обязательно сбудется.

     -И откуда он все знает? – мелькнуло в голове у Челиченты. Она, конечно, прекрасно знала, что ворон умеет читать мысли, но каждый раз, как маленькая удивлялась этому.

 

     -Что ж, придется теперь делать задание Райва, - подумала Челичента. - И лучше сделать его сейчас, чтобы потом за круговоротом дневных дел, оно не забылось, и не возник бы страх (все-таки сегодня на день у меня карта Луны), что я не успею сделать все вовремя и как следует. Ворон строгий Учитель. И спрашивает всегда все «от корки до корки».

     И хотя давным-давно прошли те времена, когда ворон Райв учил маленькую Челиченту читать, писать и прочим книжным премудростям, но детский страх «получить двойку» у нее остался до сих пор.

     -Ага, вот опять Луна со своими далеко запрятанными страхами «быть плохой» и не соответствовать ожиданиям окружающих, - вздохнула Ведьма. – Наверное, пора и себе карты пораскладывать да поискать, через какие свои пороги я не могу перешагнуть до сих пор. Но лучше сходить к кому-то, кто посмотрит на ситуацию со стороны. К Волшебнику или к Доктору Муру. Только это ведь надо в город идти или хотя бы сложить ситуацию таким образом (или наколдовать так), чтобы кто-то из них в Круглой Бухте появился. А сегодня ну совсем не до этого. Поживу-ка я денек в иллюзии (уж Луна, так Луна), что это на время и отложить можно, - заключила Челичента, отправляясь в Пещеру за новой чашкой кофе.

 

     Челичента задумчиво перебирала карты. Задание ворона было не таким уж сложным. Она все-таки была уже «взрослой гадалкой» и чуяла энергию каждой карты. Поэтому не прошло и трех минут, как перед ней лежали пять карт, в собственную энергию которых, так или иначе, вплетались мягкие, расплывчатые и тягуче-холодные энергии Старшего Аркана Луна.

     -Итак, - рассуждала сама с собой Челичента, - самая темная карта – это Девятка Мечей.

     На карте красивая девушка в испуге вскочила среди ночи на постели. Бедняжке приснился кошмар и теперь она сидит, закрыв лицо руками, ожидая, что сейчас сон превратится в реальность. Образ ночного кошмара, пугающей иллюзии – вот что связывает Девятку мечей с картой Луны. Девять острых мечей висят в воздухе над головой девушки. Это символ опасности, которую она ощущает. На одеяле изображены розы, знаки зодиака и символы планет.

     -Похоже девушка на ночь читала свой гороскоп, - усмехнулась, разглядывая карту Челичента. - И поверила в то, что он «плохой». Как будто бывают «плохие» или «хорошие» гороскопы… В любом случае она встревожилась. Но ведь все на что способна тревога – это сделать человека больным. Беспокойство и страх вряд ли что-то переменят в жизни. Если уж можно помочь в сложившейся ситуации, то надо это сделать. Если же сделать ничего нельзя, что толку цепляться за тревогу?

     -Только ведь ни один из мечей на карте не касается девушки, - продолжала рассуждать Ведьма. - Это значит, что все о чем она беспокоится, в общем-то, ее и не касается. «Пустые страхи или ночной кошмар» - так называла эту карту моя Бабушка, - припомнила она.

     Все страхи девушки на карте берут свое начало в ее голове. И все о чем она беспокоится так и не случится. Похоже, что она слишком много думает и тревожится о «мировых проблемах» или о том, что не имеет к ней никакого отношения.

     -Просто ей надо побольше заниматься своими собственными повседневными делами, жить своей жизнью и не тратить время на пустые тревоги, и уж конечно не читать гороскопы на ночь, - засмеялась Челичента, - лучше погулять вечером под Луной, тогда и сон и общее состояние нормализуется.

     Другое дело, если карта перевернута…

     Челичента перевернула карту. Теперь девушка падает на острые мечи и это означает, что ее кошмары имеют под собой реальную почву. Бедненькая! Кошмары, как и мечты могут много рассказать о человеке: о его опасениях, проблемах, заботах и тревогах. Возможно, это страх экзамена или страх перед критикой и оценкой своего появления «на публике» из-за собственной низкой интеллектуальной самооценки.

     -Пожалуй, ей следует заняться какими-то духовными практиками или сходить к психологу (вот опять карта Луны), чтобы обрести внешнюю и внутреннюю гармонию. Ведь ее постоянная тревога усложняет жизнь уже не только ей, но и окружающим, заключила Ведьма, кладя карту на стол.

     -Так, что там у нас дальше…- Челичента провела рукой над картами, определяя, от какой из них идет более сильная «лунная» энергия. – Ага, Восьмерка Кубков. Да и на карте изображена Луна и опять она закрыла солнечный диск. Что там Райв рассказывал о затмениях? Есть ведь такое выражение, что на человека «как затмение нашло» и он в этот момент совершил то, на что в другое время никогда бы не решился. А может это убывающая Луна, на которой следует что-то завершать? Так что там у меня на карте человек делает? Вот: он уходит в горы, тяжело опираясь на посох, оставляя позади что-то для него дорогое, привычное. Красная одежда на нем – знак того, что это его собственное решение. Человек понимает, что пришло время уходить. Луна здесь символизирует уход в неизвестность, страх и неопределенность.

     На переднем плане стоят восемь кубков, но расставлены они таким образом, что создается иллюзия (опять Луна!), что одного кубка не хватает. И, похоже, что в горы-то человек и отправился для того, чтобы найти этот иллюзорный, недостающий ему до полного счастья кубок. Как в старинной сказке – «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

     -Похоже, что у дяденьки проблемы с арифметикой, - засмеялась Челичента. – Хотя, может быть, он и не считал эти кубки. Увидел, что чего-то не хватает и, поддавшись иллюзии (вот опять влияние Луны), собрался в дорогу, не видя, что у него есть все для того, чтобы быть счастливым. Он так и не научился видеть добро вокруг себя и теперь непонятная, неведомая ему сила или внутреннее возбуждение тянут его прочь за счастьем, туда, где этого счастья, может быть, и нет вовсе.

     Все выглядит гораздо печальнее, если карта перевернута. Это значит, что человек уже не раз совершал подобные ошибки и не раз «ходил за счастьем». Ему, пожалуй, стоит вообще задуматься и изменить свое отношение к жизни. Заняться арифметикой, пересчитав свои кубки и вернуться из мира иллюзий к миру материальному. И научиться в конце-то концов ценить то, что у него есть.

     -Да, чуть не забыла! – Челичента отхлебнула из чашки уже совсем остывший кофе. - Все восьмерки – кармические карты и, в соответствии со своей стихией-мастью, означают кармические долги человека. И Восьмерка Кубков - карта проработанных (или не проработанных, а то и вовсе наработки) кармических долгов в области чувств. Вот так-то вот.

     -Ты, что, даже переменку себе не устроишь? – кот до сих пор издалека наблюдавший за хозяйкой, подошел и потерся об ее ноги. – Вот ведь примерная ученица! Может, оторвешься от своего «домашнего задания» и прогуляешься по берегу? Или забыла уже совсем про свои привычки?

     Челичента пожала плечами. Кот знал, что каждое утро после утреннего кофе, хозяйка отправлялась гулять по берегу Круглой Бухты в сторону мыса Ай, чтобы поздороваться с морем, солнцем, ветром и горами, а заодно и посмотреть, что новенького и интересного выбросили волны на берег Бухты. Томаш почти всегда бегал с ней. Ему тоже иногда доставалась какая-нибудь интересная находка, которую он притаскивал в Пещеру или, зная нелюбовь Ведьмы к выброшенным на берег мелким рыбешкам и крабикам, тщательно прятал под Большим Камнем. Про запас!

     -Знаешь, сегодня, наверное уже поздно, - Челичента взглянула на Солнце, которое довольно высоко поднялось в небо над мысом Ой. - Давай отложим прогулку на завтра. Или, хочешь, иди один… - прибавила она, отлично зная, что без нее кот никуда сейчас не пойдет. Но выбор-то она должна была ему предоставить.

     Тем более, что следующая карта, лежащая перед ней так и называлась в Бабушкиной тетрадке «Ложный выбор» или иначе «Семь даров судьбы».

     Кот, тряхнул ушами и свернулся калачиком на солнышке около ножки стола. Кончик кошачьего хвоста сердито постукивал по песку.

     -Ну и сиди со своими картами, - говорил он всем своим видом. - А я пока посплю. И пусть тебе стыдно будет!

     Челичента перевела взгляд на карту. Человек в черном одеянии создает кубки, то ли посредством волшебства, то ли в своем воображении.

     -Вот она энергия Луны – повелительницы иллюзий, которая спрятана в этой карте, - подумала Ведьма. – Какие красивые кубки и какими странными вещами они наполнены!

     Она стала внимательно разглядывать содержимое кубков, вспоминая старинные значения:

     - Женская головка – это духовная жизнь и астральный свет;

     - Сияющее существо – это сокровенное «Я»;

     - Змея – энергия и сила;

     - Замок-крепость – защита и спасение;

     - Золото и драгоценные камни – душа;

     - Лавровый венок в кубке с изображением черепа – победа;

     - Чудовище (или Дракон?) – агрессивность и борьба.

     -Но ведь можно сказать и по другому, - размышляла Челичента. - Это могут быть семь даров Судьбы, которые она предлагает человеку на выбор: слава, богатство, вдохновение, секс, ревность, себялюбие и забвение. А может, это ещё и семь смертных грехов? Или еще что-то иное? Семь – вообще волшебное число, так что тут можно и пофантазировать.

     -Но, как говорила Бабушка, - припомнила Челичента, - все эти дары Судьбы лишь искушения и иллюзия (вот опять энергия Луны). Что бы ни выбрал человек на карте – это не принесет ему счастья. Поэтому и бессмысленны все его мечты и сомнения на тему – что выбрать. В любом случае выбор окажется ложным. Какой бы кубок не был выбран – сам человек от этого не поменяется, не изменится его внутренняя суть. Ни мешок денег, ни новый дом - еще никогда не смогли сделать никого лучше.

     Эта карта выпадает, когда вам кажется, что вы уже пересмотрели все возможные варианты или должны выбирать из того, что есть. Ерунда! Стоит поискать еще один – ВОСЬМОЙ КУБОК – еще один вариант, совершенно иной и непривычный для вас! И он будет самым верным!

     В самом обычном случае эта карта означает, что принять правильное решение сейчас просто невозможно и его надо отложить на некоторое время.

     А вот если карту перевернуть – то из кубков все падает. Это значит, что ложный выбор уже сделан и теперь придется думать, как справиться с его последствиями. В этом реальном мире у фантазий (так же, как и у теней) есть свое место. И если человек хочет превратить мечты в реальность, то сначала необходимо определить цели и задачи, составить план их достижения, а уж потом действовать по этому плану, создавая новую реальность.

     -Ух, ты! - Челиченте показалось, что перед ней над столом в искрящемся облаке вдруг возникли, покачиваясь над столом, семь сверкающих кубков. – Бывают же иллюзии! Краси-и-и-и-во-то как! – восхитилась Ведьма. – Вот, пожалуйста, как действует энергия карты дня, - подумала она. – Сначала, вкусный завтрак, теперь иллюзии… Ну, посмотрим, что будет дальше.

     -Томаш! – окликнула она кота, - взгляни-ка!

     От звука ее голоса искрящееся облако рассыпалось и кубки исчезли. В воздухе остался только зеленый лавровый листок от венка из какого-то кубка, который, плавно покачиваясь, спланировал на стол перед Челичентой и улегся прямо на Семерку Кубков.

     -Ты теперь что, левитированием предметов увлеклась? – кот приоткрыл один глаз. – Это что-то новенькое. Или еще одно домашнее задание? По берегу-то пойдем гулять?

     Челичента повертела в руках листок. Он был зеленый и свежий, как будто только сейчас его сорвали с куста, чтобы бросить в кастрюлю с борщом. От листка шел терпкий смолистый запах теплого южного города, в котором кусты лавра обычно используют для зеленых изгородей вместо скучных крашеных заборов.

     -Что ж, и из иллюзии можно извлечь вполне определенную пользу, - заключила она, откладывая листок в сторону. – Вот буду обед готовить и…

     При этих ее словах листок … исчез! Растворился в воздухе, как будто его и не было вовсе.

     -Все-таки иллюзии вещь очень непрочная и неверная, - мяукнул потягивающийся кот. – Придется тебе за лаврушкой для супа на гору идти. На заброшенную плантацию… Ну, что? Идем что ли?

     -Да погоди ты! Что ж ты все время куда-то бежать норовишь? У меня еще две карты осталось, - Челичента опять провела рукой над оставшимися картами чтобы определить в какой из них больше энергии Луны.

     От Пятерки Денариев шел тонкий, но очень четкий поток страха и озабоченности.

     Кот, взглянув на хозяйку снова улегся на прежнее место, что-то недовольно урча себе под нос. Хвост недовольно стучал по песку.

     -Ну не сердись, - Челичента нагнулась и погладила кота. – Я знаю, что ты хочешь сказать. Что я похожа на этих двух нищих с карты, которые понуро бредут под снегопадом не отрывая глаз от дороги под ногами – вдруг там блеснет монетка – и не видят из-за этого светящихся окон дома (или храма), где для них может найтись кров и еда. А я уткнулась в карты, вместо того, чтобы пройтись с утра вдоль Бухты и посмотреть, что выбросил ночной шторм на отмель у Скользких Камней. Ну, подожди! Уже немного осталось.

     Она снова принялась разглядывать карту.

     -Люди на ней до такой степени свыклись со своими бедами, что им в голову даже и не приходит, что можно что-то поменять в их жизни. Они озабочены своим финансовым положением, и все свои материальные трудности воспринимают как несправедливые.

     Скорее всего, они живут в иллюзии (вот где спряталась Луна), что они вечно обречены на подобное существование. Эту иллюзию они сами когда-то создали себе и теперь не желают в силу каких-то причин от нее отказаться. Решение проблемы найдется только если они оглянутся вокруг, поднимут глаза и увидят свет. И поступят так, как они никогда ранее не поступали: непривычным для них, но максимально эффективным в данном случае способом. А помощь найдется. Надо только попросить о ней.

     -Но если карту перевернуть, - Челичента покачала головой, - то все значительно хуже. У людей на карте возможность обратиться за помощью уже упущена и неизвестно, когда она представится снова. Их финансовые проблемы будут только расти, их ожидают постоянные большие расходы, жизнь в долг, нищета и безработица.

     -Бр-р-р-р! – что-то уж совсем мрачный прогноз, - Ведьма поежилась, - не лучше ли все-таки им оглянуться вокруг, не привыкать к страданиям и не отвергать помощь?

     -Может все бросить и пойти к Скользким Камням? Уж больно не хочется мимо хорошего проходить, - Челичента вздохнула. – Но задание есть задание. Последняя карта – Шестерка мечей. Здесь от карты Луны лишь мрачноватый оттенок привычных страхов перед неизвестным будущим. Недаром название карты «К новым берегам со старыми страхами». Да еще картинка, которая напоминает древний миф о перевозчике душ умерших через реку забвения в Подземное царство.

     На карте изображена семья, совершающая важный шаг, отправляясь к дальним берегам в новое и неизведанное. Да и цифра на карте – шестерка, напоминающая раскручивающуюся спираль – в колоде означает начало чего-то нового. С правой стороны лодки вода бурная, а с левой - спокойная. Это говорит о том, что лодка перемещается из зоны шторма в более спокойные воды. И еще том, что семья убегает от житейских бурь и неурядиц в надежде на более спокойную жизнь на новом месте. (Или это опять иллюзорная энергия Луны?)

     Шесть мечей поставленных вертикально и напоминающие кресты, символизируют печальные воспоминания, которые люди на карте взяли с собой к новым берегам в новую жизнь. Все мечи в лодке уравновешены. Это говорит о некоторой наступившей сейчас стабильности.

     -Однако, мечи – это еще и страхи (вот и опять Луна), а может быть и привычные стереотипы мышления, которые семья взяла с собой на новое место, - задумчиво проговорила Челичента. - И если и на новом месте они будут вести себя и строить свои отношения с миром, также как и там, откуда они только что уехали, то очень скоро все их проблемы возникнут вновь. Что же тогда, снова убегать на новое место? И зачем тогда было отказываться от прошлой жизни, от друзей, привычек и занятий, отправляясь навстречу неизвестности?

     -Бабушка говорила, что хорошо, когда эта карта выпадает человеку смелому, может быть даже немножечко авантюрному, который всегда привык полагаться на свои силы. Для него она означает шанс удачи. Даже если то за что он берется ему пока еще незнакомо. А вот для «тихони» эта карта неблагоприятна даже в прямом положении. Он вряд ли способен рискнуть, поставив все на карту, и поэтому его затея обречена на провал. Лучше и не затевать, - Челичента перевернула карту.

     -Теперь лодка перевернулась и не может плыть дальше, мечи утонули, а люди оказались в воде. Да, уж! Ситуация – хуже некуда… Здесь уж и для «тихони» и для «авантюриста» шанс удачи практически отсутствует. Это значит, что переезжать на новое место пока рано. Необходимо еще раз все обдумать, и, может быть, честно ответить самому себе на вопрос: на какие одни и те же «грабли» я все время наступаю или почему я чувствую себя вечным неудачником?

   -А еще перевернутая Шестерка Мечей означает опасности в дороге и всякого вида задержки и проволочки, - Челичента взглянула сначала на солнце, которое уже высоко поднялось над мысом Ой, а потом на кота.

     Она сложила карты и убрала колоду в мешочек. Вышитая розово-сиреневая фиалка на холсте, кокетничая, расправила лепестки и снова спряталась за широкий темно-зеленый листок на высоком стебельке, не забыв хитренько подмигнуть Ведьме.

ЧЕЛИЧЕНТА И ЛУНА

     Как-то осенним утром, когда Челичента вышла из Пещеры и уселась за столом под Старым Деревом с чашкой кофе, она увидела, что посередине стола лежит карта Луны из ее любимой колоды. Она, конечно, привыкла к чудесам, которые то и дело происходят в Круглой Бухте, но… Ведьма точно помнила, как вечером, проводив жену старого рыбака Пьетро, Джованну, она сложила карты и убрала их в вышитый фиалками холщовый мешочек.

     - Кот! – позвала она, - кот! То-о-о-маш!

Полосатый кот, который только что вышел из пещеры на солнышко и теперь принюхивался к утренним запахам Бухты, удивленно навострил уши.

     - Кот! – снова позвала Челичента, - посмотри!

     -Наверное, все же не стоит сегодня делать талисманы для Люсинды, - подумала Челичента. Это может подождать… А вот кот… Кот подождать не может!

     Томаш, исчерпавший уже весь запас своего кошачьего терпения, уже давно внимательно наблюдал за Ведьмой сквозь узенькие щелки глаз, размышляя, что еще придумает хозяйка. Неужели уже сейчас ему можно будет встать, и лениво потянувшись (для виду), бежать вдоль бухты, рыская из стороны в сторону и заглядывая под большие камни в поисках «законной добычи».

     Томаш считал себя хозяином Бухты, и не было в округе ни одного другого кота, кто бы решился это оспорить. Да и на Перекрестке, или еще дальше, в поселке за мысом Ой местные коты видя Томаша, хоть и выгибали спины дугой, грозно шипя и взъерошивая шерсть на спине, так ни разу и не посмели устроить «большой кошачий бой», молчаливо признав его право ходить где угодно. Да и страшно им, наверное, было связываться с полосатым ведьмячьим котом, зеленые глаза которого светились в темноте странным светом.

     -Эй, Райв! Райвен! Я выполнила твое домашнее задание! – Челичента взмахнула в воздухе мешочком с картами. – Слушать будешь?

     Ворон, дремавший в кроне Дерева, лениво приоткрыл глаз и взглянул на Ведьму, стоявшую внизу.

     -Вы, юная леди, думаете, что я спал? – ворон хлопнул крыльями, отгоняя остатки сна. – Конечно, нет! Я все видел и слышал все ваши рассуждения. Думаю, - тут Райв сделал эффектную паузу, - справились вы, милая девушка, неплохо. Без подсказок и заглядывания в Бабушкины тетрадки. Отлично! А теперь удачной прогулки! Затмение только вечером и я думаю, что вы дадите мне выспаться до этого времени, а не будете галдеть под Старым Деревом, как целый класс мелких первоклашек, отпущенный на перемену на три минуты раньше звонка.

     Челичента рассмеялась, довольная собой. Все-таки похвала Райвена кое-что да значит!

     -Ну, что? Ты идешь? – кот лениво потягивался на солнышке, и лишь кончик подрагивающего хвоста выдавал его нетерпение.

     -Иду! И-и-и-и-ду! – Ведьма отнесла карты и, прихватив с собой остроконечную ведьминскую шляпу (солнце-то уже вон, как высоко!), наконец-то, вышла из Пещеры.

     -Мр-р-р-мя-у-у-у! – кот сорвался с места и рванул вперед по берегу – только полосатый хвост, как флаг, мелькнул за дальним камнем.

 

     Ночной шторм выбросил на берег кучу всякого «морского мусора»: водорослей, щепок, ракушек и мелких неосторожных крабиков и рыбешек, которые не успели «поймать убегающую волну» и остались далеко на берегу за линией прибоя. Кот, рыскавший по берегу с видом заправской ищейки, уже несколько раз подбегал к неторопливо идущей вдоль самой кромки воды и выискивающей необычные камушки-гальки Ведьме, и притаскивая ей какую-то, просто необходимую для нее на его взгляд мелочь. Челичента, чтобы не обидеть своего любимца забирала у него «добычу», складывая ее в пакет, предусмотрительно прихваченный с собой на прогулку. Пакет быстро наполнялся и тяжелел от разноцветных узорчатых камешков и разного вида и размера ракушек, среди которых попадались крабьи клешни и кусочки коры «добытые» котом. Так, не торопясь, но и не останавливаясь, кот и Ведьма дошли до Скользких Камней. Дальше вдоль кромки воды пройти было просто невозможно. Весь берег был завален огромными каменными обломками, которые когда-то лет сто, а может и больше назад, в зимнюю непогоду сорвались с горного склона. Отполированные волнами и ветрами, камни были необычайно гладкие и скользкие. Лазить по этому каменному лабиринту было, по меньшей мере, небезопасно, да Челичента особо и не увлекалась столь экстремальными видами спорта.Отсюда по склону горы начиналась тропинка, по которой можно было дойти до самого мыса Ай и, обойдя его скалистый выступ, постараться разглядеть сквозь полуденную дымку, висящую над морем, далекие колонны Древнего Города Амфор. Но это была бы уже довольно длинная прогулка, а Челиченте вовсе не хотелось попасть домой лишь к вечеру.

     -Давай дальше не пойдем, - предложила она коту. – Смотри, вон твой обед плавает! – Ведьма показала Томашу на стайку мелких рыбешек, снующих на мелководье.

     Челичента уселась на большой камень, напоминающий по форме кресло, и принялась внимательно разглядывать содержимое пакета.

      Время от времени она поднимала глаза и смотрела, как кот, сидя на небольшом плоском камне, на который он перепрыгнул с берега, как на остров, пытался лапой поймать себе на обед неосторожную рыбку. Шустрая еда обычно уплывала, а кошачья лапа поднимала тучу брызг. Томашу скоро надоело это занятие, и он улегся сушиться, растянувшись на теплых камнях около Ведьмы.

     Прошло довольно много времени…Вдруг кот навострил уши.

     -Послушай, там к тебе кто-то идет. Из твоих клиентов-пациентов. Я не знаю этого человека, но он не злой. Просто растерянный и грустный. Интересно, что это ему от тебя понадобилось? Знаешь, нехорошо будет, если когда он подойдет к Пещере дома никого не будет. Райв объелся за завтраком и теперь спит, как сурок, на своей любимой ветке, а про Филина я и вообще лучше промолчу. Разбудить его днем просто невозможно. Так, что? Побежали кошачьей тропой?

     Челичента покачала головой.

     -Да, нет уж, спасибо. Ты беги, а я пройдусь обратно по берегу. Я скоро. Кот мгновенно исчез, но Ведьма краем глаза успела заметить, как он прихватил с собой какую-то мелкую рыбешку, выброшенную на камни, особенно сильной волной.

     -Вот, ведь, хитрюга! Опять вся Пещера рыбой пропахнет! – она улыбнулась вслед своему любимцу.

     -Что ж! Придется возвращаться! – Челичента поднялась с теплого, нагретого солнцем камня и медленно пошла обратно к Пещере.

     Она не торопилась. Вход в Пещеру был заговоренный. Над ним были нарисованы охранные руны, защищающие Ведьму «от злых людей, злых мыслей и злых духов», и она не боялась, что кто-то посторонний решится войти внутрь. Она сознательно «повелась» на хитрость Томаша еще и потому, что ей просто хотелось чуть-чуть побыть одной и послушать Тишину, наступившую в Бухте после ночного шторма. Море совсем успокоилось, и сквозь прозрачную воду, как сквозь увеличительное стекло, на дне были видны круглые, поросшие бурыми водорослями и синеватыми ракушками, большие камни. Они лежали на дне, как огромные пушистые медведи, решившие искупаться, да так и замершие на дне, очарованные красотой подводного мира. Только тихое шуршание гальки под ногами Челиченты нарушало сейчас безмолвие Круглой Бухты. Полуденное Солнце, не по-осеннему горячее, загнало в тень всех ее обитателей, которые притаились в укромных тенистых уголках, ожидая вечерней прохлады. Только бирюзовые длиннохвостые ящерки, которых обожал пугать ведьмин кот, продолжали спокойно греться на теплых камнях, не чуя на этот раз близости полосатого разбойника…

     Тишина висела теплым, густым, прозрачным облаком и казалось, что ее можно погладить рукой. Пронизанная солнцем и, насквозь пропитанная ароматом нагретых солнечными лучами водорослей, выброшенных ночным штормом, Тишина обступила Ведьму со всех сторон. Челиченте нравилось идти сквозь нее, чувствуя, как упругая стена Тишины раздвигается перед ней, пропуская сквозь себя, и вновь смыкаясь за ее спиной. И Ведьме сейчас очень хотелось, чтобы путь до Пещеры был нескончаемым, и можно было бесконечно «плыть» в этом теплом безвременье и беззвучии.

 

     Уже подходя к пещере, Челичента увидела, что у большого камня стоит невысокого роста человек одетый в запыленную городскую одежду, а перед ним важно распушив усы и постукивая хвостом о песок, сидит Томаш и что-то пытается втолковать гостю. А у того рот открыт от удивления….

     -Вот уж кто любитель, так любитель шоу устраивать, - засмеялась Ведьма, - куда мне до него…

     Челичента, чуть прищурившись, издалека тоже рассматривала посетителя.

     -Ну, посмотрим, что же это за гость, которого Томаш учуял так издалека…. И что ему от меня понадобилось? Видно не просто так, добирался он сюда из города, - промелькнуло у нее в голове.

 

     -Здравствуйте, Госпожа Ведьма!

     Гость нерешительно сделал шаг навстречу Челиченте.

     -Меня зовут Глен, и меня к вам прислал Доктор Мур. Он сказал, что вы чем-то сможете мне помочь. А чем мне поможешь, если я и сам не знаю что и почему у меня происходит в жизни? – посетитель жалобно взглянул на Челиченту.

     Ведьма улыбнулась.

     -Ну, хорошо! Сейчас разберемся с вашими непонятностями. Но, вы пришли из города, а я только что довольно много гуляла по берегу, так что давайте-ка пить чай. А вот за чаем, вы мне уже все расскажете.

     Гость был так напуган (ох, уж этот Томаш!), что Челиченте даже не захотелось устраивать свое обычное шоу с летающими креслами и появляющимися «из ниоткуда» чашками и плюшками. Да и Доктор Муриатикус, приславший Глена в Круглую Бухту вряд ли бы стал беспокоиться попусту.

     -Значит, наверное, что-то там непростое, - размышляла Ведьма, накрывая стол к чаю. - Придется видно какой-то психологический расклад гостю раскладывать. Ну вот! Опять карта Луны, выпавшая на день, напоминает о себе пусть даже и таким странным образом.

     -А теперь рассказывайте, - Ведьма придвинула поближе к Глену вазочку баранками, густо посыпанными маком.

     Но, тот так и не мог толком объяснить, что же с ним происходит. Только грыз одну за другой баранки и, отхлебывая чай, опускал глаза все ниже и ниже к столу.

     Челичента вздохнула и взяла из стопки разноцветных мешочков с картами, лежащими на столе, тоненькую колоду, в которой были только Старшие Арканы. Колода была старинная и она редко ей пользовалась. Только тогда, когда вопрос был по-настоящему сложный ил запутанный. Карты в колоде напоминали старинные мозаичные витражи и, казалось, что они светятся изнутри ровным теплым светом.

     -Вот, - протянула она карты Глену, - возьмите и внимательно рассмотрите картинки. Я хочу, чтобы сейчас вы бы выбрали и положили перед собой три карты, которые вам понравятся больше всего и три карты, которые вам, ну совсем не понравятся.

      -Ну, держите же, не бойтесь, - прикрикнула она на растерявшегося посетителя.

     Челичента решила сделать расклад, который обычно служит для экспресс-анализа нынешнего состояния человека. Из него можно определить, что же на самом деле тяготит человека, пришедшего к гадалке, и говорит о состоянии его психики. Это как бы предисловие к дальнейшему разговору, которое помогает определить круг наболевших проблем, о которых сам человек, может даже и не догадываться. Особенно хорошо, если пришедший никогда не сталкивался с картами, и не знает их значений. Тогда он просто выбирает понравившиеся или нет ему картинки. Ну, а если и знает, то всегда можно найти необычную колоду, которую он еще не видел.

     Правда, существовал еще один, уж очень хитрый способ. Его Челичента изобрела для себя еще в детстве, когда Бабушка, в наказание за очередную шалость, отбирала у маленькой Ведьмы на некоторое время колоду карт и отправляла посидеть в тихую Бабушкину библиотеку. Челичента хотя и любила книжки, но только не тогда, когда ей приходилось все время поглядывать на медленные стрелки больших часов в ожидании того, что два часа наказания пройдут. И тогда можно будет из прохладного сумрака снова бежать на солнышко: в горы или на берег Бухты, где все так интересно и волшебно. Чтобы скоротать тянущееся, как бесконечная нитка Бабушкиного клубка время, Челичента обычно разглядывала большущие фолианты, в которых были собраны репродукции картин из всех известных музеев мира, и выискивала в них сюжеты аналогичные сюжетам каждой из карт. Со временем у нее собралась «полная колода» - ее личная «картинная галерея», которую можно было показывать людям, пришедшим погадать и панически боявшихся настоящих карт, но считающими себя знатоками искусства.

     -Какая мне разница, что нарисовано на картинке, - обычно пожимала она плечами. – Картина, так картина! Человек все равно выберет то, что ему на данный момент времени важнее всего… Хоть там закорючки нарисуй или другую какую абстракцию! Информацию-то ведь со всего что угодно считать можно. С трамвайного билетика или с денежной купюры. Главное - знать, как читать!

     А уж читать Челичента умела…

 

      Глен медленно и неуверенно перебирал карты. Долго их разглядывал, то, откладывая в сторону какую-то из карт, то опять, засомневавшись, убирая ее в колоду.

     Челичента не торопила его. Вообще-то она уже знала, какие карты выберет из колоды ее странный гость, но ей было необходимо подтверждение своим мыслям и знаниям о человеке, который сидел перед ней.

     -Вот, - Глен положил перед Ведьмой две тоненькие стопочки, - это те, что понравились, а эти, - он показал на вторую стопку карт, не дотрагиваясь до них, - в руки даже брать не хочется – противно.

     Челичента кивнула и принялась раскладывать выбранные Гленом карты в два ряда. В верхнем ряду она разложила карты, которые понравились гостю. Они давали информацию о состоянии его СОЗНАНИЯ, то есть показывали те сферы жизни, на которые Глену следовало бы обратить внимание в ближайшее время.

     -Ну, здесь все не так уж страшно, во всяком случае, лучше, чем я предполагала, - подумала слегка успокоившаяся Челичента.

     Она взяла вторую стопку карт и принялась раскладывать их под первыми тремя. И… по тому, какие карты оказались на столе, поняла, что разговор будет долгим и сложным. А заодно и то, почему Доктор Муриатикус отправил господина Глена к ней в Круглую Бухту.

     Ряд карт, которые не понравились ее гостю, позволял провести анализ его ПОДСОЗНАНИЯ, то есть увидеть глубоко скрытые и не всегда даже осознаваемые человеком проблемы. И самой первой лежала карта Шута, показывающая, что корни всех проблем тянутся с самого раннего детства (до 7 лет). Вторая карта – карта Смерть, говорила о том, что человек панически боится смерти, боится взять на себя ответственность за свою жизнь, страхе перемен и своего возраста. А последняя – Диавол – о том, что в жизни Глена были какие-то «криминальные разборки», а может быть, и какая-то «черная магия».

     Рассказывая или интерпретируя, если угодно, своему гостю (а теперь уже и клиену-пациенту) расклад, Челичента естественно учитывала и соотношения между картами верхнего и нижнего ряда, так как это позволяло более полно судить о психическом состоянии человека, сидящего перед ней, а также, и о его личности.

     Оправившийся от первоначального изумления и смущения Глен потихоньку разговорился, и Челичента смогла по достоинству оценить умение слушать и слышать, которым он обладал. У него была великолепная память, и он охотно вспоминал о событиях произошедших с ним чуть ли не полвека назад. И хотя ему, наверное, было не очень приятно «выворачивать себя наизнанку» перед незнакомой дамой (ведь Ведьма – это все-таки тоже дама), тем не менее, он отлично понимал необходимость честного и откровенного разговора.

 

    Солнце уже совсем село за мыс Ай, когда Челичента наконец собрала карты последнего расклада, (а было их за это время разложено немало) и дописала на листке бумаги последнюю строчку «домашнего задания» для Глена.

     -Ну, пожалуй, на сегодня для вас информации больше, чем достаточно, - закончила она разговор, собирая со стола карты.

     – То, что написано, - она протянула листок через стол, – нужно обязательно выполнить. Хотя…, - она пожала плечами, - дело хозяйское…

     -И еще… Я напишу записочку Доктору Муру. Вы уж передайте, пожалуйста. Так ему будет легче подобрать для вас лечебные сказки и составить лекарства.

     -Я обязательно передам, Госпожа Ведьма, - Глен улыбнулся, - и приду, как только выполню все по вашему списку. Я понял, в каком направлении мне нужно подумать…

     -Значит, так тому и быть! – Челичента встала из-за стола, с трудом удерживаясь от желания потянуться, как кошка, разминая затекшие от долгого сидения косточки.

     -Томаш! – позвала она кота, который уже давно удивленно поглядывал на хозяйку. Уж больно долго та карты раскладывала!

     -Томаш! – проводи господина Глена кошачьей тропой до Перекрестка, а то он и к утру до дома не доберется.

     Челичента, забрав со стола мешочки с картами, пошла к Пещере, а кот, что-то недовольно муркнув, тряхнул ушами и, сердито стуча лапами, побежал к Большому Камню, за которым начиналась одна из его тайных кошачьих троп. Он ужасно рассердился на Ведьму, которая в очередной раз нарушила их договор о том, что по кошачьим тропам обычным людям ходить не следует. Но спорить с уставшей от сложной работы Челичентой кот не решился. Поэтому, пробежав Большой Камень, Томаш остановился и принялся нудно и терпеливо объяснять вновь растерявшемуся Глену правила хождения по кошачьим тропам.

 

    Когда Ведьма вышла из Пещеры с большой чашкой ароматного, пахнувшего чабрецом, свежезаваренного чая, их уже не было. Солнце село и на берег опустилась мягкая Темнота. Давным-давно, в раннем детстве маленькая Челичента очень боялась Темноты. И тогда Бабушка, как-то раз, познакомила их - Челиченту и Темноту. Маленькая Ведьма увидела, что Темнота – это просто маленький пушистый черный котенок, который охотно играет с бумажным бантиком на веревочке и с удовольствием лакает самое обычное молоко. Правда котенок мог становиться огромным – выше деревьев и гор, окутывая собой всю землю, сколько хватало глаз, но… Челичента уже его не боялась. Ведь она знала, какой он смешной, добрый и ласковый. А размер… Размер вообще не имеет значения, если знаешь, что спрятано внутри той или иной сущности.

     Прихлебывая чай, Челичента опять мысленно вернулась в события сегодняшнего дня. Карта Луны, выпавшая ей сегодня утром, за целый день проявила уже многие из своих аспектов.

     -День уже почти закончился. Что же еще? – размышляла Ведьма.

     Из задумчивости ее вывел шум в ветвях Старого Дерева. Это Райвен чистил перышки и ворчливо что-то говорил филину Ванчу, который по своему обыкновению только что проснулся и теперь поглядывал на мир огромными, как блюдце, хотя и еще слегка сонными, желтыми глазами.

     -Ты про затмение-то не забыла? – скрипучий голос ворона окончательно вернул Челиченту к действительности.

     – Иди, одевай свой ведьминский наряд! В гости к Луне надо ходить одетой как положено! А то пропустишь все на свете! – ворон продолжал еще что-то говорить, но Ведьма уже торопливо скрылась в Пещере.

     -Как же я забыла! Нужен наряд! Вот опять эта карта создания иллюзий, на сей раз положительных, которая сопровождает меня весь сегодняшний день. Интересно, Луна поверит, что я настоящая Ведьма, если я заявлюсь к ней в гости в джинсах и в футболке? Это опять к вопросу о сущности, скрывающейся за внешним обликом, - размышляла Челичента, быстро надевая длинное темно-зеленое, струящееся тяжелыми матово-блестящими волнами платье. Серебряные туфельки на каблучках и остроконечная ведьминская шляпа с серебряными звездами завершили ее наряд.

     -Вот, опять карта! Серебро - металл Луны! – Челичента щелкнула на шее застежкой серебряного колье, похожего на тонкую паутинку. Торопливо глянув на себя в зеркало: «Ну что за красавица эта Ведьма в зеркале! Неужели я?», она вышла из Пещеры и быстро направилась в сторону Старого Корабля.

     -И кто только придумал, что по берегу удобно на каблуках ходить, - недовольно поморщилась Челичента, когда гладкий камушек-галька, который она не заметила в темноте, очередной раз выскочил из-под тонкого каблука серебряной туфельки.

 

    Поднявшись по приставленной к борту Старого Корабля скрипучей деревянной лесенке, Челичента прошла по ветхому настилу покосившейся палубы на нос Корабля. Отсюда была видна вся Круглая Бухта, сейчас темная и таинственная. Только тихое шуршание воды о борта напоминало о том, что море и небо разделены горизонтом, а не слились в одну сияющую близкими звездами черноту.

     Полная Луна уже показалась над мысом. Ой и теперь висела в небе круглая и светло желтая. Лунный Заяц, прижавший уши, мелко дрожал от страха, и от этого казалось, что от Луны идет волнистый поток света.

     -Ты что, глупенький? – Челичента ласково взглянула на Зайца, - не бойся. Она протянула руку, которая вдруг стала необыкновенно длинной, и осторожно погладила мягкие и хрупкие заячьи уши.

     Заяц вздохнул.

     -Я не понимаю, что происходит, но мне очень страшно, - тихо-тихо сказал он Челиченте. – Сегодня полная Луна и меня всего видно. Мне некуда убежать и спрятаться, а я чую опасность.

     -Понимаешь, это же стыдно, так бояться, - он виновато взглянул на Ведьму. - Вы все там внизу придумали, что зайцы – трусишки, и что для зайца бояться - это самое привычное занятие. А я не имею права бояться – я Лунный Заяц и на меня смотрит весь подлунный мир. Вот.

     -Понимаешь, - Челичента продолжала гладить Лунного Зайца, - сегодня затмение. Оно называется - частичное. И тень закроет только часть твоего левого уха. А если ты его прижмешь, то и вовсе с тобой ничего не случится. А страшно тебе просто потому, что все животные (да и люди тоже) боятся непонятных для них природных явлений, таких как затмение, например. А ты хоть и Лунный, но все-таки тоже заяц.

     Свет от Луны стал ровным и мягким.

     -Ну, вот. Значит, Заяц успокоился, - подумала Ведьма и, проведя последний раз по мягкой пушистой спинке, убрала руку.

     Сейчас Луна уже поднялась высоко над мысом Ой и ее яркий круг светился ореоле призрачно-туманного света. По воде пробежала лунная дорожка, отражаясь в спокойной, чуть колышущейся поверхности моря. Ветер стих и ночной воздух в Бухте, казалось, застыл неподвижно, еще полный дневного тепла и ароматов леса и цветов, приплывших со склонов гор и доверху наполнившего чашу Круглой Бухты

   

      Челичента внимательно смотрела на верхнюю кромку лунного диска. Очень медленно, почти незаметно, она начала прогибаться. Краешек темного диска неуклонно продвигался по светящейся поверхности, как будто невидимая гигантская мышь действительно выгрызала сыр-Луну.

     -Смотри! Да не туда! На море! – непонятно откуда взявшийся кот, лапой царапнул ногу Ведьмы.

     Она оторвала взгляд от лунного диска и взглянула туда, куда сейчас был направлен взгляд Томаша.

     В море, как в зеркале отражалась Луна. И это, отраженное в темной морской воде затмение, было еще более ярким и завораживающим, чем то, которое происходило в небе.

     -Если на небе – мышь, то в море – точно акула от Луны кусок откусила! – рассмеялась Ведьма.

     Она вновь перевела взгляд на небо. Лунный свет стал ярче. От Луны к Челиченте лился поток яркого белого света, превращаясь в лестницу со светящимися молочным светом ступенями. Казалось, что ступеньки сделаны из белоснежного непрозрачного лунного камня – селенита. Когда нижняя ступенька оказалась у ног Челиченты, она, повинуясь какому-то необъяснимому чувству внутренней правильности, начала неторопливо подниматься по этой необычной лунной лестнице, не отрывая при этом глаз от диска Луны, висевшего в небе над морем.

     -Знала бы, Зайцу морковку захватила. Хотя, наверное, он не ест морковки, - промелькнула у нее в голове сумасшедшая мысль и тут же исчезла, словно боясь отвлечь Ведьму от ее странного восхождения. Лунный диск становился все ближе и ближе. Вот он уже занял все Пространство, и Ведьма, шагнув на последнюю ступеньку лестницы, остановилась.

     -Привет! – сказала она Лунному Зайцу, и тот ласково уткнулся носом в ее ладонь.

     -Если у тебя есть желание – напиши его на той части диска, которая сейчас не видна, - тихонько подсказал ей Заяц, - и оно обязательно исполнится. Только быстро! Тень уже совсем скоро начнет исчезать, а тебе еще вниз идти!

     Ведьма взглянула на верхнюю кромку лунного диска, и чуть-чуть поднявшись на цыпочки, как первоклассница у огромной школьной доски, начала пальцем выводить буквы самого своего заветного желания на невидимом сейчас никому кусочке лунного диска.

     Тень медленно уползала и Челичента, едва успев дописать последнее слово, почувствовала, что пора уходить. Потрепав еще раз Лунного Зайца за уши, Ведьма начала спускаться по ступеням вниз, четко понимая, что ей нужно успеть пройти всю лестницу, пока тень все еще закрывает лунный диск.

     Ступеньки исчезали одна за другой, оставляя после себя в воздухе искристое сияние, и когда Челичента снова почувствовала под ногами шершавые доски палубы Старого Корабля, они рассыпались у нее за спиной серебристой пылью, осевшей на обломках мачт и обрывках такелажа Старого Корабля, как огни Святого Эльма.

     Луна сияла в небе ровным диском, на котором весело шевелил ушами совсем расхрабрившийся Лунный Заяц. Челичента махнула ему на прощание рукой и взглянула на притихшего Томаша.

     Кот, загадочно сверкнув зеленущими глазами, демонстративно зевнул, показав два ряда великолепных крепких (ну хищник он, хи-и-и-щник!) зубов.

     -Идемте-ка домой, Госпожа Ведьма! Хватит вам на сегодня волшебства и колдовства! Ишь, иллюминацию на всю Бухту устроила! – кот опасливо покосился на все еще светящиеся в темноте мачты.

     -Почуял конкуренцию своим глазкам? – поддразнила кота Челичента. – Ты еще про светлячков вспомни.

     Это была их старая «дразнилка». Она появилась еще в те времена, когда Томаш был совсем «мелким» котенком и гонялся по вечерам за светлячками, думая, что это какие-то незнакомые одноглазые летающие коты-пираты, покусившиеся на его законную территорию.

     Это Челичента тогда придумала для Томаша историю о том, что эти коты, если к ним очень близко подойти со страху превращаются в обычных жучков, и даже как-то вечером наловила для него целую банку этих «летающих котов». Но упрямец кот все равно пытался незаметно подкрасться к маленькому летающему фонарику, убежденный в том, что тогда «летающий кот» не превратится в какого-то противного жука, а станет для Томаша веселым приятелем и, конечно, научит его летать.

     Бабушке скоро надоела эта ежевечерняя охота, и она заперла обоих в Библиотеке, велев через два часа рассказать ей все, что кот и Челичента прочитают в книжке о жизни светлячков.

     Именно тогда маленькая Челичента поняла, в какую гору острых осколков может превратиться «хрустальная мечта», и дала себе «честное-пречестное» ведьминское слово больше не придумывать подобных рассказок. И она потом очень старалась не нарушать это обещание, но … «дразнилка» так и осталась.​

 

    Кот фыркнул и, сердито взмахнув хвостом, побежал на низкую корму корабя, спрыгнул вниз и растворился среди причудливых теней на берегу.

     -Ну, уж за тобой я прыгать, точно не буду! – Челичента осторожно прошлась по скрипучим доскам, заглянув по пути в окошко капитанской каюты. – Вдруг Капитан Дюрвиль вспомнил в эту странную и волшебную ночь про свой Корабль, и огни на мачтах зажглись в его честь?

     Но темная каюта была пуста, лишь тускло поблескивал медный секстант на столе, и белели листы раскрытого, да так и забытого старинного атласа.

     Вздохнув, Челичента подумала, что уж сейчас-то она бы ни слова не пропустила из рассказов Капитана о дальних плаваниях и заморских землях. А еще и о том мiре, откуда принесло к ним в Бухту осенним штормом этот таинственный фрегат с завораживающим названием «Астролябия».

     -Ну, ты где? – тревожный мяв Томаша раздался совсем рядом с Кораблем. – Эй!

     Челичента решила было не отвечать. Ей было приятно, что хоть кто-то о ней тревожится и заботится, но она знала и то, каково это самой - тревожиться о ком-то, поглядывая то и дело на дорогу или прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, считывая информацию – не случилось ли какой беды.

     Поэтому, она нарочито громко стукнула каблучком о борт Корабля и, подобрав тяжелый подол платья (ох, и непривычно ходить в такой одежде), начала быстро спускаться на берег, где уже тревожно светились зеленые маячки глаз Томаша.

     -Ты зря волновался! – она погладила кота и почувствовала, что вставшая было на кошачьем загривке дыбом шерсть, потихоньку снова улеглась. – Ну, куда я денусь? Не на Луну же улечу! Пошли-ка домой, чай пить!

     Она гладила кота, и тот успокоился, видя, что с Хозяйкой (ну, хоть на этот раз!!!) ничего плохого не случилось. Челиченте иногда казалось, что Томаш относится к ней, как к маленькой несмышленой девчонке, и ей это не очень-то нравилось. Она могла еще согласиться потерпеть подобный тон от ворона Райва, который для нее всегда был «старым мудрым Вороном», но не от ее товарища по детским шалостям.

     Тем не менее мир был установлен, и Томаш с Челичентой не торопясь, дошли до Пещеры, где сидя на нижней ветке Старого Дерева, их уже давно поджидали филин с вороном. Птицы загадочно переглядывались, но, когда Челичента захотела их расспросить, что они замышляют, те одновременно взмахнули крыльями и растворились в темноте ночи.

     На самой середине стола лежала карта Луны, опять непонятно каким образом «сбежавшая» из колоды. Волк и Собака тихонько подвывали на Луну, освещавшую своим призрачным светом высокие Башни. В воде шуршал жесткими клешнями, выбираясь на болотистый, заросший камышами, берег Рак, сладко и дурманяще пахли какие-то болотные цветы и в узких бойницах далеких Башен поблескивали тусклые огоньки. Это Смотритель обходил свои владения, распугивая свето свечи ночных мотыльков, устроившихся на ночлег среди стеллажей со старинными фолиантами и древними рукописями на давно мертвых языках.

     -Что-то давно я в гости к нему не заходила, - подумала Челичента, глядя, как перемещается огонек от бойницы к бойнице, - скучно ему, наверное, одному.

     -А еще в Башнях днем прячутся сны, - вспомнила Ведьма Бабушкин рассказ. - Сны, которые уже когда-то кому-то снились, и совсем новые, которые еще не снились никому и никогда, и теперь терпеливо ожидали в Башне, своей очереди приснится.

     -И как это я совсем забыла, что карта Луны связана со снами, - подумала Челичента, убирая «непослушную» карту в мешочек с остальной колодой. - Интересно, что за сон мне сегодня приснится? – Челичента зевнула и … отправилась в Пещеру смотреть свои странные ведьминские сны.

 

Ирина Волпянская, таролог, рунолог

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now